Posts Tagged ‘Гридасов С.А.’

Контробвинение Кузнецова В.М.

Декабрь 28, 2009

В  Тверской районный  суд  гор.Москвы

от  адвоката  Московской  коллегии  адвокатов

«Межрегион»   Трепашкина  Михаила

Ивановича, рег.№  77/5012  в  реестре

адвокатов  гор.Москвы,   адрес: …

в  интересах  Кузнецова Владимира

Михайловича

«Audiatur et altera pars»  («Пусть  будет  выслушана  и  другая  сторона»).

Отношение

к предъявленному обвинению

(в соответствии с ч.2 ст.273  УПК РФ)

тезисы

Обвинение,  которое  предъявлено моему подзащитному  Кузнецову  Владимиру  Михайловичу в  покушении на  мошенничество,  то  есть  на совершение  преступления, предусмотренного    ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации, —  необоснованное  и незаконное,  оно  не  соответствует  положениям  российского  уголовного  права,  УК  РФ  и  Постановлению  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27  декабря  2007  года  №  51  «О  судебной  практике  по  делам  о  мошенничестве,  присвоении  и  растрате».   Чтобы  убедиться в сказанном,  достаточно обратить внимание на следующие факты:

  1. Причиной  возбуждения  уголовного  дела в отношении  Кузнецова  В.М.   и  применения  к  нему  в  качестве   меры  пресечения  заключение  под  стражу  послужила  его  активная  деятельность,  связанная  с  направлением  в  апреле  2009  года   Президенту  России  Дмитрию  Анатольевичу  Медведеву  доклада    о  коррупции  в  высших  эшелонах  власти.  Доклад  этот  был  подготовлен  группой  лиц  в  составе  порядка  1.500  человек,  объединившихся  на  основании  общих  интересов  и занимавшимися  вопросами  коррупции по  территории  Российской  Федерации  на  общественных  началах (в  соответствии  со  ст.30  Конституции  Российской  Федерации) с  начала  2000-х  годов  и  даже  ранее.   В  2000-х годах они  объединились  в  Рабочую  группу по  борьбе с  коррупцией  в  высших  эшелонах  власти при  депутатах  Государственной Думы  Федерального Собрания  Российской  Федерации   Шашурине  С.П.  и    Черепкове  В.И.,  являвшемся  членом  Комитета  по  безопасности  Государственной  Думы.  Тогда  же была  разработано и  утверждено  Положение  об  указанной  рабочей  группе. При  новом  созыве ГД  из-за  амбиций  отдельных  чиновников  она  длительное  время  не  регистрировалась,  ибо  было  немало  претендентов  на  то,  чтобы  этот  общественный  ресурс  заставить  работать  на  себя.

Рабочая  группа  по  борьбе  с  коррупцией  в  высших  эшелонах  власти  —  это  не  правоохранительная  структура,  это  не  орган  власти,  это  не  надзирающая  властная  структура,  а  общественное  объединение,  занимающееся разработкой проектов правового  обеспечения  противодействия  коррупции,   получением  и  анализом  информации  о  коррупции  отдельных  лиц  с  последующим  информированием  об  этом  правоохранительные  органы  и  т.д.

Из  разработанного  сотрудниками  МВД  РФ  плана  по  компрометации  Кузнецова  В.М.,  который  был  утвержден  начальником  ОРБ  №  3  МВД  России  генерал-майором  Назаровым  А.Ю.  11  июня  2009  года  четко  следует,  что  именно  за  свою  общественную  деятельность  в  сфере  борьбы  с  коррупцией  высокопоставленных чиновников  власти  Кузнецова  В.М.  решили  взять  в  разработку.    Вот  только  начало  этого  плана:  «1  отделом ОРБ  №  3  МВД  России  в  рамках  работы  по  ДПОН  №  2499  осуществляется  проверка  информации  по  фактам  обращений  в  адрес  руководителей  федеральных  органов  исполнительной власти   от «Рабочей  группы  по  борьбе  с  коррупцией  в  высших  эшелонах  власти  Госдумы  РФ»  (далее  «Рабочая  группа»),  в  которых  содержатся  требования  о  принятии  мер  государственного  реагирования.  Однако  данная  организация  является  самопровозглашенной  и  не  имеет  отношения  к Государственной  Думе  Федерального Собрания  Российской  Федерации  (ГД ФС РФ)…».  Таким  образом,  вместо  проверки  фактов  коррупции  органы  МВД  РФ  занялись преследованием  тех,  кто требовал  провести  расследование  фактов  коррупции.  И  даже  умудрились  подогнать  словечко  «самопровозглашенной»  группу  граждан,  которая  в  соответствии  с  Конституцией России  имела  права  на  существование.  Кем  она  должны  провозглашаться? —  Если  уж  вменять  это  в вину  как  незаконную деятельность,  то  будьте  добры  разъясните,  кем  и  какой  нормативный  акт  нарушен,  кем  должно  «провозглашаться»  объединение  граждан.

  1. Из  оглашенного  текста  обвинения  любой юрист  видит,  что  не  было  со  стороны  Кузнецова  В.М.  обмана,  который  должен  быть как  обязательный  признак  мошенничества.

Кузнецову  В.М.   как  обман вменяется,  что  он представился  некоему  гражданину  Гридасову  С.А.  (по  мнению  защиты,  специально  подведенному  агенту-провокатору  МВД  РФ)  руководителем  «Рабочей  группы  по  борьбе  с  коррупцией  в  высших  эшелонах  власти  Государственной  Думы  Федерального  Собрания  РФ»,  в  действительности  не  существовавшей.

Такое  обвинение  несостоятельно по  следующим  причинам:

во-первых,  такая  Рабочая  группа  как  общественное  объединение  граждан  существовала и  действительно  на  протяжении  многих  лет  ее  возглавлял  Кузнецов  В.М.;

во-вторых,  это  заявление  никак  нельзя  расценить  как  воздействие,  вынуждающее  лица  передать   деньги  либо  имущество  Кузнецову  В.М.

Мы  знаем,  что  не  любой  обман  является  признаком  мошенничества  в  смысле деяний,  обозначенных в ст.159  УК  РФ.  Об этом  в  соответствии  со  ст.126  Конституции  России  разъяснил  Пленум  Верховного  Суда  РФ  в  своем  Постановлении  от  27  декабря  2007  года №  51  «О  судебной практике  по  делам  о  мошенничестве,  присвоении  и  растрате»,  указав  следующее:

«Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

  1. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждении»  (п.п.1 и 2).

Из  текста  обвинения  видно,  что  Кузнецов  В.М.  не  указывал,  что  его  Рабочая  группа  является   правоохранительным  органом.

Гридасов  С.А.  и  Каримов  Ю.М.  конкретно  называют,  что  им  обещал  Кузнецов  В.М.:  организовать  депутатские  запросы  в  прокуратуру  для  проверки  законности  действий  сотрудников  МВД  РФ,  систематически  изымавшие   документы  в  ЗАО  «МостИнжСтрой» и  якобы  за  это  ему  нужно  было  заплатить  деньги.  А также  было  предложение  сопровождения  деятельности  предприятия,  чтобы  не  было  необоснованных  проверок.  То  есть  предлагались  конкретные  действия,  которые  Кузнецов  В.М.  мог  реально  сделать  и  которые,  несомненно,  должны быть оплачиваемы.  Первый  шаг  был  сделан,  по  законной  процедуре  Кузнецов  В.М.  организовал  депутатский запрос  и хотел  получить  деньги  за  работу.  Но  Гридасов  С.А.  и  Каримов  Ю.М.  решили,  что  денег  Кузнецову  В.М.  все  равно  отдавать  не  будут,  несмотря  на  то,  что  он  работал  на  них  полгода.  Они  решили  его  «кинуть»,  так  как  все  равно все  переговоры  с  Кузнецовым  В.М.  они  вели  по  заданию  сотрудников  МВД  РФ.  Они  не  зависели  от  Кузнецова В.М.  и  деньги  платить  не  собирались!   Ни  Гридасов  С.А.,  ни  Каримов  Ю.М.,  ни  Плаксюк  А.А.  не  говорили,  что  Кузнецов  В.М.  их  в  чем-то  обманул  или  им  причинен  какой-либо  ущерб.

Из  материалов  уголовного  дела  усматривается  следующее:

Кузнецов  В.М.,  являясь    частным  (не  должностным)  лицом  и  руководителем  когда-то  действовавшей  при  депутатах  Государственной  Думы  ФС  РФ  Черепкове  В.И.  и  Шашурине  С.П.  рабочей  группы  по  борьбе  с  коррупцией  в  высших эшелонах  власти  (не  государственной  структуры),   в  июне  2009  года  пообещал  помочь  представителю коммерческой  организации ЗАО  «МостИнжСтрой»   Гридасову  С.А.  (по  его настоятельной  просьбе)   в  организации  депутатских  запросов  в  прокуратуру  для  проверки  законности  частых  проверок со  стороны  ОРБ  № 10 ДЭБ  МВД  РФ и  изъятий  ими документации  предприятия, в результате  чего   была  парализована  деятельность  названного предприятия  (и именно  так  указано  было в  последующем   обращении  генерального  директора ЗАО  «МостИнжСтрой»  А.А.Плаксюка).   Кузнецов  В.М.  согласился  помочь.  Действия   Кузнецова В.М. были  основаны  на  заявлении   Президента  России  Медведева  Д.А.  о  том,  что  правоохранительные  органы  часто  без  серьезных  оснований  «кошмарят  бизнес»,  а  также  на  вступившем  в  силу  с  1  мая  2009  года  Федеральном законе  от  26  декабря  2008  года  №  294-ФЗ  «О  защите  прав  юридических  лиц  и  индивидуальных  предпринимателей  при  осуществлении  государственного  контроля  (надзора) и  муниципального  контроля»,  в  соответствии  с  которым  на  прокуратуру  возложены  полномочия  по  согласованию  внеплановых  выездных  проверок  малого  и  среднего  бизнеса.  Как  утверждает  Кузнецов  В.М.,  за  прекращение  проверок  и  возврат  документации  с  руководителей  ЗАО  «МостИнжСтрой»  неоднократно  требовали  крупные  суммы  в  качестве  взяток.

Кузнецов  В.М.   попросил  Гридасова  С.А.,  чтобы  генеральный  директор  ЗАО   «МостИнжСтрой»  Плаксюк  А.А.  написал  заявления  о  происходящих  проверках  на  имя  депутатов  Государственной  Думы ФС  РФ     Тоскаева  В.П.,  Илюхина  В.И.,  Гудкова  Г.В.,  Козерадского  А.А.   Вскоре  Гридасов С.А.  представил  письменные  заявления  от  имени   Плаксюка  А.А..  (в  частности, №  53  от  2  сентября  2009  г.).   На  основании  этих  заявлений       Кузнецов  В.М.  как  частное  лицо,  действовавшее  в  интересах  ЗАО  «МостИнжСтрой»,    побывал  на  приеме  у депутатов  ГД  ФС  РФ  Гудкова  Г.В.,   Козерадского  А.А.,  Тоскаева  В.П.  и  у  других.  С  Гудковым  Г.В.  договорился  о  личном  приеме  руководителя ЗАО  «МостИнжСтрой»,  однако  тот  на  встречу  не  пришел.  Кузнецов  В.М. получил  депутатский  запрос  от  имени  депутата-единороса  Козердского  А.А.   для  проверки  деятельности  правоохранительных  органов  по  отношению  к  ЗАО  «МостИнжСтрой».  Этот  запрос  был  направлен  в  Генеральную  прокуратуру  РФ,  а  его  копию  Кузнецов  В.М.  передал  Гридасову  С.А.  и  Каримову  Ю.  как  представителям   ЗАО  «МостИнжСтрой».

Как  показали  в  ходе  очных  ставок  Гридасов  С.А.  и  Каримов  Юсуп  (фактический  владелец  ЗАО  «МостИнжСтрой»),    Кузнецов  В.М.  их  не  обманул  и  свои  обещания по  подготовке  и  получению  депутатского  запроса  выполнил,  но  за  это  якобы  захотел  получить  50.000  долларов  США.  Они  отказались  платить,  но  Кузнецову  В.М. об  этом  открыто  не  сказали.  Они  якобы обратились   в  ДЭБ  МВД  РФ  и    оперативные  работники, о  проверке  которых  готовились  депутатские  запросы,  сказали  Гридасову  С.А.  положить  в  банковскую  ячейку  деньги в  сумме  1  млн. 600  тыс.  рублей  (эквивалент  50.000  долларам  США),  которые  ему  вручили   из  своих средств.  Что  и  было  сделано   (деньги  оперативников  Гридасов  С.А.  в  присутствии  Кузнецова  В.М.  положил  в  банковскую  ячейку).   После  получения  копии  отправленного  депутатского  запроса ключ  был  передан  Кузнецову  В.М.,  которого  тут  же  задержали  сотрудники  МВД  РФ.    Ущерба  им   (Гридасовсу  С.А.,  Каримову  Ю.  и  ЗАО  «МостИнжСтрой»)  действиями  Кузнецова  В.М. не  причинено (так  как деньги  принадлежали  оператитвникам), претензий  к  нему  они  не  имеют.   Кузнецов  В.М.  деньги  не  брал,  а  только  готовился пойти  в  банк  и  их  там получить.

Неправомерными  фантазиями, бездоказательными  выдумками  являются  следующие  формулировки  обвинения:

а) «  …он (Кузнецов), оценив создавшуюся ситуацию и получение, таким образом, возможности хищения у ЗАО «МостИнжСтрой» денежных средств в особо крупном размере, не имея намерения и реальной возможности повлиять на ход проверочных мероприятий со стороны правоохранительных органов в отношении ЗАО «МостИнжСтрой», из корыстных побуждений разработал преступный план».

Кузнецов  В.М.,  обладая  определенными  познаниями,  знал,  как  можно  помочь  ЗАО  «МостИнжСтрой»  в  защите  от  незаконных  проверок  и  мог  реально  повлиять  на  эту  ситуацию.

Никакого  преступного  плана  он  не  разрабатывал!  Это  клеветническая  противоправная  формулировка. О  схеме возможной помощи  он  сразу  рассказал  Гридасову  С.А., чтобы  тот  оценил,  нужна  такая  помощь  или  нет;

б)  «Продолжая исполнение преступного умысла, направленного на хищение денежных средств ЗАО «МостИнжСтрой», он (Кузнецов) 02 сентября 2009 года заключил с КБ «Легион» (ООО) в лице ведущего экономиста бухгалтера отдела вкладов, переводов и банковских сейфов Хабировой Т.Н. договор о предоставлении в аренду физическому лицу индивидуального банковского сейфа № 003/3,…».

О  существовании  преступного  умысла,  направленного  на  хищение  денежных  средств  ЗАО  «МостИнжСтрой» —  это,  как  говорила  представитель  Государственной  Думы  ФС  РФ  в  Конституционном  Суде  России  Мизулина,  «болезнь в  головах»  писавших  такие  обвинения;

в) «Продолжая вводить Гридасова С.А. в заблуждение, с целью придания законности своим действиям по хищению денежных средств ЗАО «МостИнжСтрой», он (Кузнецов) пояснил последнему, что ключ от банковского сейфа № 003 Гридасов С.А. должен будет передать ему (Кузнецову) после предоставления им копии депутатского запроса,…».

Может,  я  плохо  понимаю  по-русски, но  мне  совершенно  не  ясен  смысл этого  обвинения.  Как  можно  вводить  в  заблуждение или  придавать  законность  действиям  по  хищению (законность  хищения!?)  путем  пояснения,  что  ключ  от  банковского  сейфа  должен  быть    передан Кузнецову  В.М.  после  передачи  депутатского  запроса?

г) «Завершая исполнение преступного плана,…». Бредни  какие-то,  ибо  не  установлено  существование какого-либо  прествупного  плана. И  обратите  внимание,  в  чем  это  завершение  преступного  плана  в  понятии  следователя:  Кузнецов  В.М.  передает  ксерокопию организованного  им  депутатского  запрос,  а  Гридасов  С.А.  передает  ему  ключ,  где  лежат  деньги  (оперативников)  за  этот  запрос. Так  деньги  за  работу, за  запрос,  или  за какой-то  мифический  «обман»?

В целом  все  обвинение  построено  на  вот  таких  подобных  фантазиях,  предположениях,  маниакальных предположениях.

  1. В  деле  отсутствует  потерпевший  (ст.42  УПК  РФ) —  владелец  похищенного   или  похищаемого (если  вести  речь  о  покушении) имущества.

При  любом  мошенничестве  обязан  быть  потерпевший,  то  есть  собственник  похищенного  имущества  или  того  имущества,  которое  пытались  похитить.

Мог  ли  Кузнецов  В.М.  похитить  имущество  ЗАО  «МостИнжСтрой»?  —  Нет,  ибо  тот  же  Гридасов  С.А.  и  Каримов  Юсуп  в  ходе  очных  ставок  заявили,  что  они  не  собирались  отдавать  свои  деньги,  так  как  не  верили  Кузнецову  В.М.,  что  он  сможет  остановить  процесс  проверок  путем  депутатских  запросов.   Если  не  верили,  что  процесс  проверок  остановится,  и   не  собирались  платить  даже  за  депутатские  запросы,  написание  которых  организовал  Кузнецов  В.М.,   то  о  каком  покушении   на хищение  имущества  Гридасова  С.А.  может  идти  речь?   От  Кузнецова  В.М.  никто  не  зависел,  хочу  плачу,  хочу  —  нет.

Чье  имущество  якобы  готовился  забрать  Кузнецов  В.М.?  —  Деньги  оперативных    работников ОРЧ  №  10  ДЭБ  МВД  РФ.   Следовательно,  по  УПК  РФ,   потерпевшими в  таком  случае  могут  быть  лишь  оперативные  работники,  кому  принадлежали  эти  деньги.

Статья  42  УПК  РФ гласит:  «Потерпевшим  является  физическое  лицо,  которому  преступлением  причинен  физический,  имущественный,  моральный  вред,  а  также  юридическое  лицо  в  случае  причинения  преступлением  вреда  его  имуществу  и  деловой  репутации».

О  том,  что  при  мошенничестве  потерпевшим  является  лишь  собственник имущества,  вытекает  и  из  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года   № N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате«.

В  Определении Конституционного Суда РФ от 16 апреля 2009 года № 422-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тараненко Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации»  указывается:

«При этом под хищением, согласно примечанию 1 к статье 158 УК Российской Федерации, в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».   Таким  образом,  с  учетом  разъяснений  Конституционного  Суда  РФ  ЗАО  «МостИнжСтрой»,  которому  не  причинен ущерб  и которое  не  является  собственником  положенных  оперативниками  денег  в  банковскую  ячейку,  не  может  быть  потерпевшим  по  уголовному  делу.

Такого  же  мнения  придерживаются  видные  российские  ученые  Смиронов  А.В.,  Калиновский  К.Б.  и  др.  В  официальном  комментарии  к  Уголовно-процессуальному  кодексу  Российской  Федерации  они  указывают:

«Потерпевшим от уголовного преступления могут быть как физическое, так и юридическое лицо. Физическому лицу может быть причинен как имущественный и моральный, так и физический вред,  юридическому — только имущественный». (Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный, под общ. ред. А.В. Смирнова. 4-е издание, дополненное и переработанное. — Система ГАРАНТ, 2007 г.).

  1. 5. Нельзя  говорить  о  покушении  на  хищение  денег,  если  не  предпринято  никаких  действий  по  непосредственному  завладению ими.  Надо  отличать  приготовление  к  завладению  деньгами  и  покушение  на  завладение  этими  денежными  средствами.  Обвинением  не  установлено  и  поэтому  не  указано  в  обвинении,  что  Кузнецов  В.М.,  после  получения  ключа  от  банковской  ячейки,  должен  был  пойти  и  сразу  забрать  деньги.  При  таких  обстоятельствах  можно  было  бы  вести  речь  лишь  о  приготовлении,  если  бы  деяния  Кузнецова  В.М.  действительно  были  направлены  на  совершение  мошенничества.

Таким  образом,  предъявляемое  Кузнецову  В.М.  обвинение  в совершении преступления,  предусмотренного  ч.3 ст.30, ч.4  ст.159  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации  —   незаконно  и необоснованно,  о чем  в ходе судебного разбирательства  нами будут   предъявлены  доказательства.

Адвокат    М.И.Трепашкин 28  декабря 2009 года

Реклама